May 3rd, 2021

Пупс Алик

Европа может обрушить на кремлевских новый тур санкций

Collapse )


Пупс Алик

Лубянский опричник о светлом образе Ваньки-маньяка... тьфу, грозного царя Иоанна Васильевича

Collapse )


Пупс Алик

Еще один Малюта Скуратов

Collapse )


Пупс Алик

В театр в Москве вломились мусора... хорошо не с овчарками


Пупс Алик

"Академик в трениках" тоже в кризисы не бедствует

АПН Северо-Запад, колонка НОВОСТИ

Доходы Кадырова выросли в 50 раз

Официальные доходы главы Чечни Рамзана Кадырова в 2020 году составили 381 млн. рублей. Поскольку в 2019 году он заработал 148 млн., а в 2018-ом - 7,6 млн., налицо рост в 50 раз. Разумеется, в эту сумму не входят деньги, которые подданные Кадырова совершенно добровольно перечисляют в фонд имени его отца. Сколько миллиардов скапливается в этом фонде и скольку кому оттуда выделяется, знает только уважаемый Рамзан Ахматович.

[2021-05-02]

http://www.apn-spb.ru/news/article33386.htm.

Пупс Алик

Песков: гопничество в нашем чисто конкретном паханате в порядке вещей

АПН Северо-Запад, колонка МНЕНИЯ


2021-05-01 Дмитрий Песков:
Уйба не совершил ничего противоправного

Мы видели сообщения СМИ, но, с другой стороны, мы не знаем, какими словами озвучивал критику этот депутат. Поэтому, наверное, не зная точно, как критиковал действующего главу региона депутат, трудно оценивать реакцию. Если имели место какие-то оскорбительные заявления, то жесткая риторика, наверное, оправдана. Тем более, что ничего противоправного совершено не было. - Прокомментировал мат и угрозы главы Коми Владимира Уйбы в адрес депутата от КПРФ Олега Михайлова. При этом он категорически осудил Михайлова, который записал угрозы и выложил их в интернет. - Это было в коридоре. Ну, не надо депутату просто записывать на магнитофон мужской разговор.

Комментарий "АПН Северо-Запад": Поскольку граждане России равны перед законом, выходит, заявить в адрес президента "Я тебя, тварь, урою на....й!" это не противоправно? Спасибо за разъяснения.


http://www.apn-spb.ru/opinions/article33381.htm.

Collapse )
Пупс Алик

"А не сметь вытряхивать скелеты из наших шкафов... кого надо, тех и убивали"

Каспаров.ру

Выставка против репрессий Фото: Крисевич

  • 02-05-2021 (16:23)


В Санкт-Петербурге задержаны двое художников за выставку против репрессий

update: 02-05-2021 (16:23)

В Петербурге полиция  задержала художников, устроивших передвижную выставку картин о репрессиях. В  задержании участвовало порядка десяти сотрудников полиции. Изъяты картины и мольберты.

Павел Крисевич и Анастасия Михайлова расставили картины на мольбертах на площади Искусств.

"А? Что? Когда? Была же осень так недавно, лет пятьдесят назад и тогда уже хоронили перед застоем свободы, готовились к ударам судьбы, обозначали что дадут отпор. Но это было тогда, а сейчас? А сейчас весна. Чудное время года, чудное в природном, романтичном. Но над этим нависла теперь черная государственная громада. Может раньше было и не так заметно, когда сидели по галереям и студиям, когда украдкой посещали мероприятия, но теперь выйдя на улицы окончательно стало ясно, что пора", — отметил Крисевич, поясняя цели акции в Instagram.


"Есть расклад, что художники привыкли, сидеть в своих подвалах, в тусовочках мерить холстами и суммами успех, но многие уже было забывают, про силы вложенных идей. Что вкладывая в холст протест, смысла этот протест сбавлять на фото и расценки нет, давайте сперва давать их пощупать массам. Это же гениально просто, как в 74 году, придумали что вот пора, собраться на поляне, так и мы сейчас здесь собрались. Что мы выражаем протест против того, что в России устанавливается диктатура", — указал он.



Крисевич напомнил, что преследованиям со стороны режима подверглись художники и творческие люди, в том числе Юлия Цветкова, Мария Алехина, Люся Штейн.

"Зачем сидеть в тюрьме собственных страхов, когда над тобой и так нависла тюрьма государственная?" — резюмировал Павел Крисевич.

Задержанных везут в отдел полиции №?78 Центрального района, сообщило ОВД-Инфо.


https://www2.kasparov.ru/material.php?id=608EA3E4F22F0.
Пупс Алик

Путинщина завершится полноценным фашизмом

Каспаров.ру


  • 29-04-2021 (18:24)


Путин будет истреблять гражданскую активность полностью

Александр Морозов: Будут массово открыты дела, которые будут "висеть", вынуждая людей бежать из страны

update: 29-04-2021 (20:54)




Форум свободной России, Александр Морозов

YouTube


https://www2.kasparov.ru/material.php?id=608ACF0035F2D.

Collapse )
Пупс Алик

Пора вспомнить наследие Джефферсона и Мирабо... для начала

Каспаров.ру

Александр Подрабинек. Фото: www.facebook.com/alexander.podrabinek

  • 01-05-2021 (19:30)


На наклонной плоскости остановки не предусмотрены

Александр Подрабинек: Гражданское неповиновение – возможно, последний способ мирного сопротивления диктатуре

update: 01-05-2021 (19:30)

! Орфография и стилистика автора сохранены

По мере скатывания России по наклонной плоскости в яму тоталитаризма махина государства набирает скорость, мощь и теряет способность к маневрированию. Она несется вниз, накапливая энергию саморазрушения и сметая на своем пути все оппозиционные препятствия. Мерцающие за окном картинки демократии призрачны, а надежды на раскол элит, оттепель и либерализацию несбыточны.

Остановить этого ревущего монстра с каждым годом все труднее. Если в начале пути его еще можно было притормозить энергичными мерами из арсенала парламентской демократии, то сейчас представляются сомнительными даже военные препятствия, уж не говоря об экономических санкциях.

Картина, что и говорить, удручающая. Власть агрессивна и в деле подавления гражданской свободы практически всегда оказывается на шаг впереди общества. Оппозиция в вечной обороне, скорбит о потерях и использует для противостояния заведомо негодные инструменты. Они были эффективны 10 или 20 лет назад, но совершенно бесполезны сегодня.

20 лет назад еще были шансы добиться успехов на выборах и сделать парламент "местом для дискуссий". Для этого оппозиционным партиям надо было создавать демократическую коалицию, а не пытаться обскакать друг друга, бегая за помощью в Кремль и используя доставшийся им по случаю административный ресурс.

10 лет назад у оппозиции еще были шансы с помощью улицы остановить вал репрессий и массовыми демонстрациями принудить правительство к отказу от курса на тотальное подавление общественной активности. Но для этого надо было не снижать градус конфронтации, не устраивать себе отпуска вместо проведения уличных акций, не идти на поводу у провокаторов, вступающих в тайные переговоры с властью и сливающих протест.

Сегодня ни попытка поиграть в выборы, ни мирные уличные шествия погоды уже не сделают. Избирательный процесс полностью под контролем Кремля. Мирные шествия неэффективны, что хорошо продемонстрировали прошлогодние протесты в Хабаровске.

Все хорошо в свое время. Инструменты сопротивления должны быть адекватны жесткости режима. Борьба на выборах уместна в странах с парламентской демократией, где парламентаризм существует хотя бы в урезанном виде, с изъянами и недостатками, но не там, где от него осталась только картинка без всякого содержания. Мирный уличный протест может быть эффективным в странах, где власть бережет свою репутацию для предстоящих выборов и ей важны голоса избирателей. Но не там, где она десятилетиями не меняется и откровенно плюет на общественное мнение. Не там, где власть опирается только на армию, полицию и спецслужбы. Мирных митингов она не боится, сколь бы многочисленными они не были.

Мечта о том, что на выборах против власти проголосует 90 процентов избирателей или что на улицы выйдут десятки миллионов людей – из вчерашнего дня. Тогда это могло бы произвести впечатление на власть; сегодня она отмахнется от возмущенных миллионов массовыми репрессиями, точечными убийствами и кампанией запугивания. Время упущено.

Положение тяжелое, но не безвыходное. Летящую в пропасть махину нельзя остановить, но можно разрушить ее изнутри, сломать репрессивную машину, лишив ее источника питания. А питается она прежде всего нашим страхом перед ней, нашим смирением с беззаконием, нашим согласием подчиняться нелегитимной власти.

Самое время вспомнить лозунг Американской революции – "Нет налогам без представительства". Нам не дают представительство в парламенте – мы не платим налоги.

Самое время отказаться от добровольного исполнения неправосудных судебных решений. Вы узурпировали законодательную власть – мы не исполняем ваши законы. За реализацию нами законных прав вы облагаете нас штрафами – мы их не платим.

Самое время отказаться от кооперации с государством во всех возможных сферах или хотя бы свести общие дела до минимума – не покупать товары и услуги у бизнеса, аффилированного с государством; перевести вклады из банков с государственным участием в частные банки; бойкотировать государственные праздники и другие их инициативы.

Гражданское неповиновение – это, возможно, последний способ мирного сопротивления наступающей тоталитарной диктатуре. Грех им не воспользоваться. Сегодня за такое сопротивление рядовым гражданам придется платить неудобствами и бытовыми потерями; завтра – свободой и жизнью.

Избавиться от всепоглощающего страха действительно трудно. Для этого надо внутренне смириться с неизбежностью некоторых потерь, принять их как необходимость, как свой долг, как искупительный взнос на строительство страны, в которой будет не страшно и не стыдно жить. Иначе мы по этой наклонной плоскости будем катиться до тех пор, пока не погрузимся целиком в гиблую трясину тоталитарного режима. И ведь это опять на долгие годы, а то и десятилетия.

Кампанию гражданского неповиновения не поднять усилиями одиночек и даже отдельных партий или организаций. Тут нужна заинтересованность значительной части общества. Необходимо широкое общественное обсуждение путей противостояния диктатуре. И прежде всего, необходима поддержка лидеров общественного мнения; тех, к кому еще прислушиваются сегодня в России. К ним и обращаюсь.

Александр Подрабинек

Facebook

! Орфография и стилистика автора сохранены


https://www2.kasparov.ru/material.php?id=608D801E4F3D6.

Collapse )
Пупс Алик

Путинский паханат враждебен цивилизации

Каспаров.ру

Александр Скобов. Фото: www.facebook.com/alexander.skobov

  • 10-03-2021 (13:29)



Наброски о новом авторитаризме. Часть II. Посттоталитарная атомизация

Александр Скобов: Общество быстро потеряло чувствительность к аморальности и бесстыдству власти

update: 10-03-2021 (15:27)

Продолжение. Начало тут.

Формирование авторитарных режимов на большей части постсоветского пространства (включая РФ) обычно объясняют тяжелым наследием тоталитарной эпохи. Общим местом либеральной политической мысли является тезис о том, что жизнеспособная демократия может существовать лишь при рыночной экономике и преобладании частной собственности. Нигде в мире частная собственность и рынок не были до такой степени выкорчеваны из общественной ткани, как в СССР. До их полного восстановления речи о реально работающем демократическом механизме быть не могло.

Другое объяснение, особо популярное у правой части либералов: восстановление рынка и частной собственности неразрывно связано с болезненными социальными издержками и требует "непопулярных мер". Большинство будет сопротивляться, цепляясь за государственный патернализм, к которому привыкло. Поэтому на переходный период объективно нужна власть, способная ломать общество через колено. Это и есть постсоветская разновидность концепции "авторитарной модернизации".

Однако "совковый народ", мечтающий вернуть царство Госплана и всеобщего дефицита, оказался мифом либерального сознания. Большинство общества настолько не хотело этого возвращения, что было готово не только терпеть болезненные издержки "переходного периода", но и мириться с явно несправедливыми отношениями собственности, сложившимися в результате. Политические группировки, звавшие назад в Госплан, пользовались ничтожным влиянием. Крупнейшая организация "советских традиционалистов" — КПРФ — в целом признала и рынок, и частную собственность. Ее программа требует лишь частичной корректировки сложившейся модели монополистического капитализма.

Историческим фактом является то, что в России самый болезненный период рыночных реформ приходится на период наивысшего расцвета либерально-демократических форм общественно-политической жизни. Да, совершенный Ельциным в 1993 году бонапартистский государственный переворот нанес молодой демократии тяжелую рану. "Залпами башенных орудий" была продавлена Конституция, содержавшая в себе зародыш "президентского самодержавия". Но наружу этот уродец вылез только в эпоху Путина, когда восстановление рынка и частной собственности в целом уже совершилось и болезненный переходный период остался позади.

Возникший в результате рыночных реформ олигархат действительно очень боялся нового передела собственности. Но не столько в результате народного возмущения, сколько в результате внутриэлитных разборок. Таким переделом грозила любая возможная "передвижка власти", ведь на близость к людям из власти была изначально завязана и оставалась завязана вся собственность олигархов. Поэтому они активно поддержали построение такой политической системы, которая сменяемость власти должна была исключить.

Но остается вопрос: почему общество не смогло добиться более демократической модели приватизации и практически не оказало сопротивления формированию авторитарного режима Путина, сложившуюся олигархическую систему закреплявшего? Конечно, к концу 90-х имело место массовое разочарование в либеральной демократии тех, кто был страстно увлечен ею в Перестройку и возлагал на нее явно завышенные и преждевременные надежды.

Незрелая либеральная демократия дает достаточно поводов воспринимать ее лишь как форму соперничества олигархических групп, в котором рядовые граждане — не более чем манипулируемая подтанцовка. В низах может получить широкое распространение представление о том, что свободная политическая конкуренция нужна только элитам. Простому человеку от этой возни не только никакой пользы, но и лишняя головная боль: паны дерутся — у холопов чубы трещат. Лучше бы вся эта "борьба в элитах" нас вообще не касалась, не отвлекала бы от куда более насущных дел.

Для людей, настроенных подобным образом, ни политические свободы (слова, собраний, организаций), ни честные, конкурентные выборы, ни другие инструменты реализации права гражданина на участие в принятии политических решений не составляют ценности. Они легко обменяют их на самый скромный уровень социальных гарантий. А правовую защищенность (которая, как известно, такой же мираж, как и демократия) обменяют на благосклонность влиятельных лиц, оказываемую в обмен на лояльность.

"Олигархической вакханалии" свободной политической конкуренции такие люди предпочитают властного хозяина, который всю эту вольницу приструнит и выстроит элиты под себя. Выстраивая систему свободной от влияния со стороны общества "власти с развязанными руками", новорусская олигархия смогла опереться на антиолигархические настроения низов. И когда Путин стал постепенно, но последовательно душить живую политическую жизнь, даже те, кто не купился на дешевые сказки о борьбе с олигархами, испытывали злорадное удовлетворение.

Обида на то, что "нас обманули", не снимает вопроса о том, почему общество дало себя обмануть в 90-е годы. Почему после Перестройки общество выпустило инициативу из своих рук и позволило обновленным свежей кровью оргпреступности старым номенклатурным элитам провести воровскую "прихватизацию" и построить деформированный, бандитский, мафиозно-олигархический капитализм, породивший путинщину? И вот здесь необходимо вспомнить о явлении, получившем название "посттоталитарной атомизации".

Дело не только в недостатке навыков самоорганизации, самостоятельного коллективного действия, десятилетиями закатывавшихся в асфальт советским тоталитарным режимом. Дело не только в том, что годы "перехода к рынку" также не располагали к проявлению солидарности и гражданственности: каждый выживал как мог и каждый был сам за себя. Дело еще и в том, что навязывавшийся советским государством обществу искусственный, казенный, принудительный псевдоколлективизм вызвал болезненную реакцию отторжения любых форм коллективизма и солидарности.

Как только мертвая хватка государства ослабла, общество бросилось как бы в противоположную крайность — в активно культивировавшийся новыми элитами агрессивный, воинствующий индивидуализм, переходящий в откровенно социал-дарвинистский эгоизм. Этот процесс бурно приветствовала и значительная часть либеральной "прогрессивной общественности", видя в нем освобождение личности от пут "совкового" патернализма. Однако этот "новый индивидуализм" оказался очень хорошо совместим с патерналистскими привычками.

Дело в том, что циничный прагматик, ориентированный исключительно на личное благополучие и личный успех любой ценой, оказался предельным конформистом, которого было очень легко загнать в стойло. Из шкурных соображений он всегда готов исполнять заведомо незаконные и аморальные указания вышестоящих и принуждать к такому исполнению нижестоящих. Расположение начальства для него важнее собственных убеждений, гражданских принципов, совести, элементарной честности, собственного достоинства.

Эти люди органично встроились в систему корпоративного принуждения к вертикальной лояльности, ставшую фундаментом путинской диктатуры. Именно эти тысячи "маленьких винтиков" и "мелких сошек" фальсифицируют выборы или отворачиваются, когда это делают другие. Именно они используют "административный ресурс" для политической поддержки власти и затыкают рот несогласным. Либералам свойственно связывать эту систему исключительно с "бюджетной сферой". Но в частном бизнесе она работает точно так же.

Постсоветский индивидуалист-приспособленец твердо знает, что сильный всегда прав. Что успешно, то и оправданно. И если ты сумел успешно подтасовать результаты выборов и закатать в асфальт протесты против этого — то и молодец. Настоящий легитимный лидер. Ты доказал свое право на власть. Нормально, когда власть мухлюет на выборах и в судах. Нормально, когда она затыкает рот своим оппонентам и расправляется с ними. Власть в своем праве.

Неприятие обществом аморальности и бесстыдства власти, отторжение государственного насилия и государственной лжи бурно пробудилось в Перестройку и стало ее важнейшей движущей силой. Этот порыв захлебнулся в посттоталитарной атомизации и постсоветском индивидуализме. Общество быстро потеряло чувствительность к аморальности и бесстыдству власти, что и открыло двери авторитаризму.

Но чтобы "новый авторитаризм" восторжествовал, нужна была все же еще и некоторая экономическая база. Та база, которая до сих пор заставляет многих наших сограждан воспринимать путинскую эпоху как эру покоя, благополучия и открывшихся возможностей, пришедших на смену великим потрясениям и безнадеге голодных "лихих 90-х".

Бурный экономический рост и несомненный подъем общего благосостояния в России "нулевых" объяснялся не только высокими ценами на нефть. И даже не только реформами 90-х, которые, при всей их кривости, все же развязали руки частной инициативе. Именно в этот период российское общество окончательно приобрело все основные черты общества постиндустриального. И технологически, и по уровню потребления оно продолжало сильно отставать от передовых стран Запада. Что неудивительно. Ведь постиндустриальный переход в России начался с запозданием на два-три десятилетия. Но как оказалось, постиндустриальное общество может позволить себе отставание.

Продолжение следует...

Александр Скобов


https://www2.kasparov.ru/material.php?id=60489EB29AC1E&section_id=49AD7BC6C4B25/
Пупс Алик

Путинский паханат враждебен цивилизации - 2

Каспаров.ру

Александр Скобов. Фото из личного архива.

  • 11-03-2021 (14:16)



Наброски о новом авторитаризме. Часть III. Трудности переходного возраста

Александр Скобов: Постиндустриальный переход породил целые социальные слои "проигравших" и разочарованных в системе

update: 11-03-2021 (14:44)

Продолжение. Начало тут и тут.

Даже отстающее постиндустриальное общество значительно смягчило, сгладило классические социальные конфликты эпохи индустриального модерна XIX–XX веков. Последнему лузеру, лишенному перспектив социального роста, не грозит голод и нищета в тех ее формах, в которых человечество знало нищету раньше. Перед ним не стоит проблема физического выживания. Ему хватает не только на хлеб, но и на зрелища. И это снижает его мотивацию к сопротивлению угнетению. Он может брюзжать на кухне по поводу того, что ему недоступен гаджет последнего поколения. Но поскольку гаджет предпоследнего поколения ему всё же доступен, на баррикады он не пойдет.

Вот это и создает почву для существования достаточно устойчивых авторитарных режимов в среднеразвитых постиндустриальных обществах. Авторитарное управление может быть сколь угодно неэффективным и консервировать технологическую отсталость. Для постиндустриального общества это некритично. Сама включенность в глобальную постиндустриальную миросистему будет поддерживать его на плаву.

Современная Россия — недостаточно развитое, "слабое" постиндустриальное общество. А это значит, что его организм подвержен всем новым болезням постиндустриального общества. И протекать они могут в более острой форме, чем в наиболее развитых странах. Как это ни парадоксально, несмотря на свое стадиальное отставание от западного мира, Россия может являть ему картину не только его прошлого, но и возможного будущего. Того будущего, которое может наступить, если западное общество своевременно не найдет лекарств от собственных новых болезней.

И если "посттоталитарная атомизация" — это специфическая проблема постсоветского пространства, то ослабление и разрушение общественных институтов, сдерживавших авторитарные тенденции в индустриальную эпоху, — это общая проблема нынешнего этапа мирового постиндустриального развития. "Посттоталитарная атомизация" лишь придаёт этой болезни особо острую форму.

Давайте вспомним, какую огромную роль в нахождении и поддержании баланса социальных интересов и сил, в выработке цивилизованных, мирных форм борьбы классов играло в эпоху индустриального модерна профсоюзное движение. Сегодня во всем постиндустриальном мире оно изрядно сдулось. Потеряла былое значение такая форма отстаивания своих прав и протеста, как забастовка. Все это связано с объективным изменением характера производства и форм его организации. Но неизбежное ближайшее последствие данного процесса — ослабление переговорных позиций работника и усиление его корпоративной зависимости.

Точно так же деградация такого общественного института, как политические партии, отнюдь не является чисто российским явлением, связанным с установлением режима "имитационно-манипулятивной демократии". В развитых западных странах кризис традиционных партийных систем, возможно, и не так бросается в глаза, но он есть и там.

Либеральная демократия индустриального модерна держалась в первую очередь на соперничестве больших высокоиерархизированных образований. Постиндустриальный переход подорвал привычные иерархии. Многих это пугает. Раньше было принято доверять авторитетам и следовать за ними. Сегодня каждый сам себе авторитет и считает, что может иметь собственное мнение по абсолютно любому вопросу. Но самое страшное — имеет возможность свое мнение достаточно широко распространять.

Григорий Явлинский с тревогой пишет о том, что в цифровом мире информационных технологий перестали работать профессиональные, организационные, финансовые фильтры, препятствовавшие прорыву на широкую политическую арену безответственных демагогов и авантюристов, да и просто случайных и некомпетентных людей. Раньше человек должен был делать долгую карьеру в партийном аппарате. Теперь достаточно что-то удачно опубликовать в интернете.

Вздохи по необратимо разрушающимся, в силу объективных причин, старым формам организации общественной жизни вряд ли продуктивны. Информационная революция открывает путь к новому этапу ее демократизации, к новому этапу "революции масс". Информационная революция открывает возможность обретения субъектности теми, кто ранее ею не обладал. Но надо понимать и другое.

Технологический прогресс может опережать способности людей пользоваться его достижениями. И на каком-то этапе элиты могут учиться информационным манипуляциям быстрее, чем массы учатся пользоваться плодами информационной революции.

Несколько слов необходимо сказать еще об одном важном общественном институте поддержания демократии. Свобода мысли и ее выражения в эпоху индустриального модерна во многом обеспечивалась наличием нескольких соперничавших друг с другом "больших идеологий". С одной стороны, политические идеологии выступали как рациональная альтернатива архаическому религиозному сознанию. С другой стороны, они сами были как бы "гражданскими религиями". Через них люди определяли свое отношение к надличностным ценностям. Каждая "большая идеология" имела свой в значительной степени мифологизированный, утопический идеал, бывший не столько предметом рационального анализа, сколько веры.

На постиндустриальном переходе западные интеллектуалы провозгласили начало эры "конца идеологий". Люди стали настолько развиты, образованны, рациональны, что теперь могут обходиться без идеологических подпорок, во многом сомнительных, иллюзорных, дискредитированных ошибками прошлого. Все возникающие общественные проблемы можно решать чисто прагматически. Социальные бури миновали, различия программ основных политических течений сгладились. Настало время всеобщего консенсуса.

Злая тетка История вновь наказала человечество за гордыню. На лозунге "мы больше не верим в миражи" взросла культура постмодернизма, поставившая под сомнение само понятие истины. Все истины в равной степени ложны, поэтому все истины в равной степени приемлемы. Старое доброе "всё дозволено". Прямое порождение этой культуры — "эпоха постправды и фейк-ньюс".

Возникший вакуум ценностей стал быстро заполняться поднявшим голову религиозным мракобесием. И это характерно как для постсоветского пространства, так и для Запада. Расцветающие на обломках советской империи циничный прагматизм, приспособленчество, оправдание любых средств борьбы за доминирование можно списать на "посттоталитарную атомизацию" и травму "периода перехода к рынку". Но эрозия и девальвация идеалов (в первую очередь демократических идеалов) — это общая проблема всего постиндустриального мира. Во всяком случае — раннего, то есть сегодняшнего.

В наиболее развитых странах это проявляется в культивировании стремления избежать любого дискомфорта (тенденция к превращению в "общество всеобщей анестезии"). Это ведет к снижению способности терпеть боль, идти на жертвы ради защиты принципов, "держать удар". Это проявляется также в деградации западных политических элит, все более откатывающихся к RealPolitic прошлого, неспособных даже оценить масштаб угрозы, исходящей от "нового авторитаризма" и становящихся легкой добычей его коррупционной экспансии.

Демократические институты на Западе имеют очень большой запас прочности. Это и отлаженная система сдержек и противовесов. Это и культура доверия, основанного на ответственности за добровольно взятые на себя обязательства. Без этой культуры система сдержек и противовесов не была бы эффективной. Но этот запас прочности тоже не безграничен.

Могут ли новые постиндустриальные формы сетевой организации уже сейчас заменить слабеющие старые макромеханизмы поддержания демократии индустриальной эпохи? В развитых странах Запада ситуация не выглядит критической. Но опыт борьбы за демократию в тех странах, где общество сталкивается с настоящим "злым авторитаризмом", показывает: новые "сетевые" протестные движения пока неспособны стать гарантом устойчивого демократического развития. Даже в тех странах, в которых таким движениям удалось свергнуть недостаточно заматеревший авторитарный режим, они не смогли надежно заблокировать тенденции к новому сползанию в ту же авторитарную яму.

Возможно, они еще наберут силу и покажут ее. Но на нынешнем этапе либеральная демократия оказывается достаточно уязвимой. Положение усугубляется тем, что постиндустриальный переход породил целые социальные слои "проигравших" и разочарованных в системе. Они подвержены откровенно антимодернизационным и антидемократическим настроениям. И именно на этом этапе уязвимости у западной либеральной демократии появился внешний враг, прямо ставящий целью "сбросить ее с корабля современности".

Сто лет назад "догоняющая" Россия показала передовому миру, что может случиться с ним самим, если он не "возьмется за ум". Тогда Западная цивилизация нашла ответ на этот вызов. Не сразу и очень дорогой ценой, но нашла. Сегодня история, похоже, повторяется.

Окончание следует...

Александр Скобов

https://www2.kasparov.ru/material.php?id=6049FABF40E06&section_id=49AD7BC6C4B25.

Пупс Алик

Путинский паханат враждебен цивилизации - 3

Каспаров.ру

Александр Скобов. Фото: www.facebook.com/alexander.skobov

  • 12-03-2021 (13:53)



Наброски о новом авторитаризме. Часть IV. Постиндустриальная архаика

Александр Скобов: "Новый авторитаризм" Путина — это глобальный вызов современной цивилизации

update: 12-03-2021 (15:31)

Продолжение. Начало тут, тут и тут.

Среди российских либералов все еще широко распространены представления о путинском режиме как о некоем "остаточном авторитаризме", обусловленном незрелостью предпосылок демократии в силу тяжелого наследия тоталитаризма: длительного отсутствия частной собственности и рынка, отсутствия гражданского общества, которое тоже не может существовать без частной собственности и рынка. На этих оценках основываются сохраняющиеся надежды на эволюцию путинского режима в направлении "нормальной" либеральной демократии по мере созревания предпосылок для нее в результате экономического прогресса. Эволюции по инициативе новых правящих элит. От них продолжают ждать "поворота к здравому смыслу", "начала диалога с обществом", "перехода к поиску компромиссов".

Эти представления глубоко ошибочны. Равно как и основанные на них надежды. Наследие тоталитарной эпохи не делало сползание к авторитаризму неизбежным. Болгария и Румыния имели точно такое же наследие. Они не были более индустриально развиты, чем СССР. Да и с дототалитарными демократическими традициями у этих стран европейской периферии было не лучше, чем у России. Тем не менее после антитоталитарных революций конца 80-х к авторитаризму они не сползли.

Путинская система создана не старыми доиндустриальными элитами, исторически обреченными и уходящими. Она создана новыми элитами постиндустриального общества. Она возникла на базе постиндустриального общества из заложенных в нем противоречий. Путинская система является разновидностью "авторитарного капитализма", который оказался способен вполне успешно конкурировать с капитализмом либеральным на нынешнем этапе постиндустриального развития.

Новый постиндустриальный авторитаризм — это бунт против уже состоявшейся модернизации. В значительной мере он опирается на антимодернизационные настроения тех слоев, которые добились достаточно высокого статуса в индустриальную эпоху, но проиграли в ходе постиндустриального перехода. Однако дело далеко не только в этом. Весьма популярное среди либералов понятие модернизации отнюдь не сводится к технологическому прогрессу и росту эффективности экономики.

Суть процесса модернизации в эмансипации личности, в освобождении ее от диктата государства, общества, малых групп. В расширении личного пространства, в котором никто не может человеку что-либо запрещать или предписывать. Права человека — это запрет на насилие одних людей над другими. Процесс модернизации неразрывно связан с глобальной тенденцией к понижению уровня насилия и жестокости в обществе. С расширением ограничений на то, что одни люди могут делать с другими людьми.

Приверженцы "нового авторитаризма" считают, что этих ограничений стало слишком много. Именно их они считают насилием. Насилием над человеческим естеством. В своем крестовом походе против "религии прав человека" они поднимают свое знамя "свободы". Свободы от ограничений на насилие и жестокость. Свободы от ограничений борьбы за доминирование. Они апеллируют к первобытным инстинктам. К архаике.

Любой авторитаризм — это архаика. Авторитаризм и есть архаика. Власть, не связанная правовыми и моральными ограничениями на насилие, — это архаика. Власть, являющаяся не сменяемым наемным менеджером общества, а его несменяемым хозяином — это архаика. Власть, ставящая себя выше общества — это архаика. Власть, основанная на почитании лидера, с исключительными личными качествами которого связывают все достижения и блага, — это архаика. Дремучая первобытная архаика. Новый авторитаризм стремится воплотить в жизнь антиутопию из фантастических романов и фильмов: высокотехнологическое общество, построенное на глубоко архаичных социальных отношениях.

Классический фашизм с его мечтой о "Новом Средневековье" был попыткой вернуть архаику неограниченного доминирования в общество, уже прошедшее индустриальную модернизацию. Практика показала, что вернуть средневековую архаику в общество, прошедшее буржуазную модернизацию, можно только путем тотального насилия и с помощью тоталитарного государства. Чтобы втащить архаику в постиндустриальное общество, тоже обязательно потребуется тоталитарное государство.

Путинский режим не будет двигаться в направлении изживания авторитарных черт по мере общественного прогресса. Он может двигаться только в направлении нарастания откровенно тоталитарных черт. И уже двигается.

Многие говорят, что за невероятной запретительно-репрессивной законотворческой активностью нашей "элиты" стоит исключительно желание выслужиться. Но как только ситуация перевернется, эти же люди с таким же рвением бросятся все это отменять. Никаких собственных принципов и убеждений у них нет. Не могу с этим согласиться. Чтобы проявлять такую поистине креативную изобретательность в выдумывании все новых запретов и кар, уничтожающих свободу выражения гражданами своего мнения и своей политической воли, надо эту свободу ненавидеть глубоко и искренне.

Дорвавшийся до власти в России "Бандитский Петербург" во главе с Путиным встал в авангарде борьбы новых элит за освобождение от какой бы то ни было ответственности, как перед собственными народами, так и перед мировым сообществом. Он выдвинул целостную и последовательную программу переустройства мирового порядка, основанного на признании верховенства права и приоритета прав человека. Она сочетала защиту суверенного права любого тирана подтасовывать итоги выборов, бросать в тюрьмы своих оппонентов и стрелять в протестующий против этого народ с утверждением права великой державы перекраивать границы, расчленять своих соседей и включать их в зону своего имперского диктата.

Эту программу путинский Кремль подкрепил правом вето в Совбезе ООН и ядерным шантажом. Используя слабости своих противников, он достиг многого. Он практически парализовал и превратил в бессильное посмешище главные международные институты. Он сплотил вокруг себя новый интернационал несменяемых диктаторов-изгоев, выживающих в современном мире в первую очередь за счет кремлевской поддержки. Ему удалось обратить вспять многие позитивные процессы 90-х.

В 90-е годы границы допускаемого государствами насилия по отношению к своим гражданам очевидно сжимались. Даже режимы, остававшиеся вполне авторитарными, вынуждены были подлаживаться под веяния времени и хотя бы имитировать классические демократические институты — разделение властей, выборы, многопартийность. Создавать хотя бы видимость соблюдения норм права и законности. Снижать массовость и жестокость репрессий. Нарушители новых границ допустимости сталкивались с жестким международным воздействием, вплоть до силового.

Сегодня режим Путина последовательно сдвигает границы допускаемого политического насилия назад — в архаику. Не только в России, но и во всех тех странах, режимы которых Путин "крышует". И если сегодня вновь стала возможна стрельба по мирным демонстрантам в Мьянме, это тоже заслуга международной политики Путина.

Повторю мысль, которую я высказывал уже много раз: ресурсное и технологическое превосходство не гарантирует западной демократии автоматическую победу над бросившим ей вызов "новым авторитаризмом" Путина. Ее руки в значительной степени связывает тоталитарный Континентальный Китай, который ведет собственную политику "тихого завоевания Запада изнутри", но более осторожно и скрытно. Фактически путинская РФ является его передовым авангардом, тараном, разрушающим систему международных сдержек. То, что плодами этой разрушительной работы будет пользоваться не она сама, — слабое утешение для сторонников свободы.

"Новый авторитаризм" Путина — это глобальный вызов современной цивилизации. И очень опасный вызов. Сам он не рассосется. Борьба с ним потребует усилий, мобилизации, жертв. И от внешнего мира, и внутри России. России необходимо движение Сопротивления диктатуре, которое будет готовить условия для ее свержения. Которое будет четко осознавать эту свою задачу. Которое будет осознавать себя частью мирового Сопротивления авторитаризму и архаике. Которое будет иметь образ будущего не только для России, но и для мира.

Это движение должно основываться на непримиримости к унижению человеческого достоинства, лжи и насилию. На нетерпимости к приспособленцам и пособникам тирании. На ценностях солидарности и защиты угнетенных. Оно должно решительно отвергнуть архаический "суверенитет людоедов" и однозначно выступить за верховенство наднациональных институтов. Оно должно признать, что та пока еще гибридная война, которую путинская РФ ведет против Запада, несправедлива со стороны путинской РФ и справедлива со стороны Запада.

Российское движение Сопротивления должно встать на сторону Запада в этой войне. Должно выступить за поражение своего правительства. Должно выступить за возвращение России к своим европейским корням и совместное противостояние евроатлантической цивилизации тоталитарному гиганту на Востоке. Должно отвергнуть российский имперский реваншизм и имперское построение российского государства.

Антизападничество и имперское сознание — наиглавнейшая "скрепа", позволяющая путинской диктатуре удерживать хотя бы относительную лояльность хотя бы относительного большинства. Не позволяющая движению протеста против диктатуры стать по-настоящему всенародным, как в Беларуси. И дающая возможность таким диктаторам, как Лукашенко, удерживать власть, несмотря на всенародное движение протеста. Поэтому нет задачи для российской оппозиции более насущной, чем слом этой "скрепы". Чем подрыв и разрушение имперской идеологии Кремля.

Александр Скобов

https://www2.kasparov.ru/material.php?id=604B46DFA5C91§ion_id=49AD7BC6C4B25.

Пупс Алик

"Марсокоптер" "Ingenuity" станет "скаутом" — прокладчиком маршрута для марсохода "Perseverance"


Пупс Алик

День свободы прессы

Под эгидой ООН отмечается Всемирный день свободы прессы.
В России ситуация трудная.



По наводке френдессы olga1982a.

Collapse )

Пупс Алик

Безос нажаловался на Маска... будет разбирательство